Мышиная фея. Невероятный побег

Жизнь достойной мышиной семьи Натмаус вновь подверглась опасности. В их уютном убежище появился неприятный гость – генерал Королевской мышиной армии Маршмаус со своим джампером…

Текст сказки Мышиная фея. Невероятный побег

1

Для мистера и миссис Натмаус из Натмаус-холла этот день начался так же, как и любой другой. Миссис Натмаус (известная как Мускаточка, поскольку её шёрстка была цвета мускатного ореха) поднялась на рассвете и принялась хлопотать по хозяйству, печь и убирать. А мистер Натмаус (известный как Пузанчик, так как обладал изрядно выдающимся животиком) продолжал нежиться под одеялом, пока звук колокольчика не позвал его завтракать.
Он спустился на кухню в халате.
— Доброе утро, дорогая! — сонно пробормотал мистер Натмаус, целуя жену. — Ну, чем мы сегодня займёмся?
Мускаточка положила ему в тарелку кашу, тост, яичницу с беконом и парочку блинов.

Пузанчик всегда задавал этот вопрос, хотя прекрасно знал ответ. Конечно, жили они в большом роскошном доме, но жизнь вели самую простую.
Большую часть дня Мускаточка проводила на кухне, готовя разные вкусные блюда. А Пузанчик чаще всего сидел в библиотеке и грел лапки перед камином. Так что он заранее знал ответ Мускаточки.
— Пожалуй, займусь стряпнёй, милый.
— Хорошая мысль! — заметил он. — А я пойду погрею косточки в библиотеке.
Жена полностью одобрила его план, и они принялись завтракать, предвкушая ещё один тихий, спокойный день в Натмаус-холле.
Но в тот момент, когда Мускаточка заваривала свежий чай, в парадную дверь громко постучали.
— Интересно, кто это может быть? — с опаской поинтересовался Пузанчик.
Мускаточка последовала за ним в холл. В такое время это могла бы быть почтовая мышь, но сегодня же воскресенье!
Прежде чем хозяин дома отодвинул засов, в дверь снова постучали, а следом раздался знакомый голос.
— Это генерал Маршмаус! — громко объявил генерал Маршмаус своим генеральским голосом.
— Генерал! — прошептала Мускаточка, с изумлением глядя на мужа. — Что ему нужно?
— Понятия не имею, дорогая, — отозвался тот.
Такой ранний визит генерала был очень необычен.
— Какой приятный сюрприз, генерал! — воскликнул он, открывая дверь.
С одной стороны, это было действительно так: Натмаусы с большой симпатией относились к генералу (который был всем известен как генерал, поскольку имел поистине генеральский вид). Но, с другой стороны, Пузанчик и Мускаточка были очень тихими и спокойными мышами, а генерал — чрезвычайно шумным.
Сегодня он был особенно шумным. С топотом промаршировал в дом и бухнул на пол два кожаных чемодана.
— Привет! — радостно провозгласил генерал. — Не позволите ли мне провести у вас денёк-другой?
— Э… ну, конечно, разумеется, — пробормотал мистер Натмаус, понимая, что отказать невозможно.
— Вот и прекрасно, — обрадовался генерал. — А то миссис Маршмаус уехала на неделю навестить свою старую няню, а мне стало скучно дома одному. Теперь, когда я вышел в отставку, время тянется как-то уж совсем медленно. Вот я и подумал: а хорошо бы немножко погостить у моих друзей Натмаусов в Натмаус-холле!

Пузанчик и Мускаточка внутренне застонали. Надежды на спокойный денёк таяли с каждой секундой.
— А это что такое? — Мускаточка обратила внимание на толстую серебристую палку в руках генерала.
— Это джампер, специальное приспособление для прыганья, — с гордостью ответил он. — Новое секретное оружие нашей Королевской армии.
— Что вы имеете в виду? — не понял Пузанчик.
— Неужели вы не читали в «Мышиных известиях», что армия должна быть модернизирована? — снисходительно поинтересовался генерал. — Солдаты больше не будут ездить верхом на белках, нет, белки — это вчерашний день. Отныне кавалерия будет бросаться в бой на тонких серебристых джамперах, вот как этот. Отойдите-ка в сторонку, я покажу.
С этими словами он взгромоздился на перекладину в нижней части палки и — бум-бум-бум — запрыгал по всему дому: гостиная, бильярдная, бальный зал — натыкаясь на столы, лампы и чучела тараканов, оставляя после себя полный беспорядок. Добравшись до кухни, он прыгал уже так высоко, что стукнулся головой о потолок, и завтракать сел в состоянии лёгкого головокружения.
— Его нельзя ни на минуту выпускать из виду, — шепнул мистер Натмаус жене. — Мы же не хотим, чтобы из-за него нас обнаружили.
Мускаточка обеспокоенно кивнула. Любая мышь, посещающая Натмаус-холл, должна вести себя очень осторожно, потому что о существовании этого тайного убежища люди даже не подозревали. Натмаус-холл построили давным-давно в чулане запущенного старого дома под названием Розовый коттедж. Здесь жили двое запущенных детишек, Артур и Люси Милдью, и их ещё более запущенный папа.
Никто из Милдью даже не подозревал о чулане за стеной кухни, потому что дверь туда закрывал огромный деревянный буфет. Как раз позади буфета и находились ворота Натмаус-холла, и пробираться к ним приходилось по кухне семейства Милдью. Но никто из них никогда не видел Пузанчика и Мускаточку, потому что они вели себя очень тихо и выходили обычно по ночам. Ночью они осторожно ходили по всему дому, пробирались в кладовую, в кабинет мистера Милдью, а иногда даже на чердак, где спали Артур и Люси, и делали там много всего полезного. Мускаточка чинила детскую одежду, чистила обувь и наводила порядок в портфелях, а Пузанчик занимался разным ремонтом и починил крылья у игрушечного самолёта Артура.
Время от времени дети и Мускаточка писали друг другу письма и оставляли их на комоде. Однако дети и понятия не имели, что Мускаточка — это мышь. В одном из писем она сказала, что она — фея, так они и считали. Натмаусы понимали, что дети не должны узнать правду — некоторые люди странно относятся к мышам и считают, что их не должно быть в доме. Страшно представить, что подумают дети, если увидят генерала, прыгающего по дому на джампере.
— Нужно всё время находить для него какое-то занятие, — шепнул Пузанчик Мускаточке. — Может, тогда он забудет про эту дурацкую штуку.
— Чем бы вы хотели заняться сегодня утром, генерал? — бодро произнёс он. — Как насчёт партии в шахматы?
— Может быть, попозже, — ответил генерал, вытирая яичницу с усов. — Сначала мне хотелось бы хорошенько тут всё осмотреть. Чулан маловат для прыжков на джампере, надо бы попрыгать по кухне и проверить, не оставили ли эти Милдью чего-нибудь вкусненького.
Нет, это было совсем не то, что хотелось бы услышать мистеру Натмаусу.
— Послушайте, генерал, мне кажется, это было бы не совсем разумно. Вы привлечёте к себе внимание. И кроме того, после Милдью никогда не остаётся ничего вкусного. Они едят кошмарные консервированные спагетти. Именно поэтому нам доставляют еду от бакалейщика.
— А мне бы хотелось попробовать консервированные спагетти, — беззаботно отозвался генерал. — Ну ничего, я ненадолго. Подышу немного свежим воздухом и вернусь к чаю.
Мистер Натмаус сурово взглянул на него. (Он редко выглядел суровым, но уж когда такое случалось, был очень суров.)
— Генерал, пока вы у нас в гостях, о прогулке по Розовому коттеджу и речи быть не может, — твёрдо заявил он. — Пожалуйста, пообещайте, что и шагу не сделаете из чулана. В Натмаус-холле тридцать шесть комнат — по-моему, для любой мыши достаточно, чтобы попрыгать.
— Ну что же, — буркнул генерал Маршмаус, — пусть так. Обещаю. Буду прыгать тут.
Что касается Пузанчика, вопрос был закрыт. Ведь гость дал слово. Но самому генералу оказалось слишком сложно сдержать собственное обещание. Душа его жаждала приключений, однако после отставки из армии приключений в его жизни почти не осталось. Он мечтал об опасностях, а что-то подсказывало ему, что, прыгая по Розовому коттеджу, он вполне может с ними встретиться. Но он же мыш чести, он не может нарушить данное слово. Нет-нет, об этом и речи быть не может.
«Ох! Как же утомительно сидеть взаперти!» — сердито думал он, доедая последний кусок бекона. Он был полон сил и энергии, поэтому после завтрака снова принялся носиться на джампере по бальному залу.
— Э-ге-гей! — кричал он, налетая на мраморную статую. Генерал старался шуметь как можно громче, чтобы мистер Натмаус не выдержал и выпустил его из дома. Но, хотя в библиотеке весь этот шум был прекрасно слышен, Пузанчик ничего не сказал, и это ещё больше расстроило генерала.
— Ну послушайте, Натмаус, — начал он, когда они сидели за лёгким ланчем и ели пирог с уховёрткой. — Что страшного, если я выйду отсюда на несколько минут?
Но Пузанчик был непреклонен.
— Я уже вам всё объяснил и больше мне добавить нечего.
Генерал бросил на него сердитый взгляд — и перевёл разговор на что-то другое.
И всё-таки после завтрака, когда Пузанчик снова устроился в библиотеке, а Мускаточка убирала на кухне, генерал, зажав под мышкой свой джампер, направился к дверям Натмаус-холла. Он постоял, жадно глядя на них. «Ты же дал слово», — напомнил он себе. Но искатель приключений подтолкнул: «Иди!» И он пошёл.
Тихонько выскользнув из дома, генерал направился прямо к воротам. Выйдя за них, он пробрался под буфетом через свисающие клочья паутины и вышел на кухню. Теперь, когда он вырвался на свободу, каждая клеточка его тела жаждала приключений.
Это было очень глупо — выбираться на кухню среди бела дня, когда его легко мог кто-нибудь увидеть. Но генерал слышал доносящиеся из сада голоса Артура и Люси, поэтому решил, что он в полной безопасности.
— О-го-го, я выше всех! — радостно вопил он, прыгая по кухне.
Он уже несколько раз бывал в Розовом коттедже и точно знал, куда бы ему хотелось пойти. Генерал бойко запрыгал вверх по ступенькам. И вдруг остановился, услышав какой-то грохот в кабинете. Он проскакал по ковру и сунул нос в щель под дверью.
Мистер Милдью (он был изобретателем, хотя и не слишком успешным) сидел на полу среди каких-то проволочек, пружинок и искорёженных кусков металла. Он пытался создать механическую лягушку, которую можно было бы запрограммировать так, чтобы она ловила мух. Но, как и с большинством изобретений мистера Милдью, что-то пошло не так. В результате он в бессильной ярости стучал кулаками по полу.
Бросив взгляд на этот беспорядок, генерал повернулся и запрыгал по лестничной площадке к ступеням, ведущим на чердак. Забросил на ступеньку свой джампер и вскарабкался следом.
«И все игрушки мои, — размышлял он, пока пыхтя поднимался наверх. — Построю замки из кубиков и возьму в плен всех медведей! Ну и повезло же мне!»
Но, возможно, даже бесстрашный генерал Маршмаус засомневался, если бы знал, какое приключение ждёт его впереди.

2

В конце концов генерал добрался до чердака — весь в поту, с врезавшимся в живот брючным ремнём.
— Да, Маршмаус, тебе бы надо сесть на диету, — пробормотал он, нашаривая в кармане гамбургер и принимаясь с громким чавканьем уплетать его.
Но тут генерал увидел такое, от чего у него дух захватило. Прямо ему в лицо смотрело дуло ружья.
От ужаса у генерала затряслись колени. Перед ним стояла фигура в красном мундире, лицо было скрыто прицелом. Это не была униформа Королевской мышиной армии, и, хотя солдат был ростом с мышь, хвоста у него не было.
— Ты знаешь, кто я? — грозно вопросил генерал, стараясь скрыть свой страх. — Ну так я тебе скажу. Я генерал Маршмаус! Так что… э-э… Так что ты попал!
Солдат не обратил на его слова никакого внимания.
Генерала это рассердило. Он не привык к подобному обращению.
— В какой армии ты служишь?
Ответа не последовало. Генерал рассердился ещё больше.
— Где твой старший офицер? Я доложу о нарушении тобой субординации! — крикнул он.
В гневе он даже забыл про свой страх. Но ответа так и не было.
— ДА Я СВОИМИ РУКАМИ УБИЛ КРЫСУ! — взревел генерал, пытаясь произвести впечатление на этого бесчувственного чурбана.
Однако и на этот раз солдат ничего не ответил. И тут генерал поступил очень не по-генеральски. Он бросился вперёд и хорошенько врезал нахалу в красном мундире. К его изумлению, тот рухнул на месте. Маршмаус почувствовал себя очень глупо — он вдруг понял, что это всего лишь жестяной игрушечный солдатик. И теперь, оглядевшись вокруг, он заметил десятки таких солдатиков, разбросанных по всему полу. Некоторые были в красных мундирах, другие — в мундирах цвета хаки. А ещё тут были танки, гранаты и даже пулемёты размером со спичку.

Генерал замер, не смея поверить в такое счастье. Перед ним расстилалось настоящее поле битвы — да ещё размером как раз для мыши! Наконец-то он снова сможет стать главнокомандующим! Восторг переполнял его.
«Сейчас выстрою солдат и устрою настоящую атаку! — восторженно подумал он. — Мы взорвём этот кукольный дом!»
Следующий час генерал провёл, командуя своей новой армией и обо всём забыв от счастья. Кукольный дом попал в осаду, входная дверь была забаррикадирована пеналом. Красным солдатам было поручено защищать его: они стреляли из окон, с крыши, а отряды солдат в хаки наступали на них со всех сторон. Генерал руководил операцией, стоя на одной из балетных туфелек Люси, и выкрикивал: «Огонь!» — пока не охрип.
Израсходовав все пластиковые гранаты, он принялся рыться в коробке с игрушками, надеясь отыскать там ещё какие-нибудь снаряды. Он перегрыз нитку одного из ожерелий Люси и сложил бусины в патронташ. Потом вернулся к своему командному посту на балетной туфле и одну за другой стал швырять их в кукольный домик. Генерал был не слишком метким стрелком, поэтому все окна остались целы. Но бусины так звонко ударяли в стены!
Когда всё это ему надоело, генерал решил покататься на игрушечном паровозе Артура. Рельсы, так старательно починенные мистером Натмаусом, были разложены по всей комнате, и каждые полметра они то поднимались вверх, то спускались вниз.
«Ого! Это же можно развить такую скорость!» — восхитился генерал. Он взобрался на свой джампер и запрыгал к блестящим синим вагончикам.
— Извини, старина, — буркнул он, выкидывая игрушечного солдатика из кабины машиниста. — Командование принимает на себя генерал Маршмаус.
Он уселся на табурет и перевёл большой красный рычаг в положение «включено». Раздалось тихое жужжание, и поезд тронулся с места. Генерал завопил от восторга и принялся хвататься за все кнопки и рычажки, пытаясь заставить поезд двигаться быстрее.
— Быстрее! Быстрее! — рычал он, но поезд работал на маленькой батарейке, и, что бы ни делал генерал, ехал он всё время с одинаковой скоростью. «Ну-ка, а что будет, если он будет идти свободным ходом?» — подумал генерал.
Паровоз обогнул ножку кровати и вскарабкался на самое большое возвышение рельсов, высотой почти с кукольный дом. В этот момент генерал снял поезд с тормоза и выключил моторчик. Поезд на мгновение замер наверху, потом дёрнулся вперёд и, набирая скорость, помчался вниз. Генерал вцепился в рулевое колесо и весело вскрикивал, глядя, как за окном проносится мимо комната и всё находящееся в ней.
— Освободить пути! — кричал он, нажимая на гудок. — Генерал Маршмаус везёт подкрепление!
И тут он увидел прямо перед собой крутой поворот дороги. В панике он схватился за тормоза, но поезд лишь набирал ход.
— Помогите! — жалобно пискнул генерал и свернулся в комочек на полу кабины, зажав лапами уши.
Он почувствовал сильный рывок, когда поезд не вписался в поворот, и паровоз соскочил с рельс и взлетел в воздух. Генерал уткнулся носом в окно и увидел внизу расставленные на полу войска. «Я лечу!» — с замиранием сердца сообразил он.
Но самое ужасное было ещё впереди. В следующий момент паровоз с грохотом врезался в крышу кукольного дома, и всё вокруг потемнело. Генерал лежал, ошеломлённый ударом, не в состоянии даже пошевелиться. Сначала у него в глазах только мелькали какие-то яркие точки и огни. Постепенно зрение вернулось, и он снова мог различать вещи вокруг себя. Только почему-то всё стояло вверх дном. Генерал начал понемногу приходить в себя и понял, что произошло. Паровоз упал на бок, а его самого зажало лапами кверху под сиденьем машиниста. Там, где должен был быть потолок, оказалась дверца паровоза. Не удивительно, что всё казалось таким странно перевёрнутым.
— Ох-хо-хох! — застонал генерал. — Хорошенькое дело! Ну и дела!
Но, лежа в кабине и жалея самого себя, он вдруг услышал кое-что пострашнее. По лестнице поднимались Артур и Люси.

3

Генерал с ужасом слушал, как голоса детей всё приближались. Он понимал, что находится в страшной опасности. Артур будет удивлён и возмущён тем, что произошло с его поездом, и непременно захочет узнать причину случившегося. И что он сделает, обнаружив мышь на месте машиниста? Маршмаус не знал Артура так хорошо, как Натмаусы, и ожидал самого страшного возмездия. Сжав зубы, чтобы не стонать от боли, он ухватил джампер и с его помощью сумел открыть дверь у себя над головой. Потом с трудом выполз из-под рулевого колеса и встал. Осторожно выглянув наружу, генерал увидел, что застрял на крыше кукольного дома между двух каминных труб. Морщась от боли, он ухватился за дверцы и выбрался на крышу. Попытался бежать, используя джампер вместо костыля, но крыша оказалась слишком крутой, и он всё время скользил. Генерал отчаянно заметался, но спрятаться было негде. «Я ни за что не сдамся!» — отчаянно поклялся он. И в тот момент, когда Артур и Люси входили в комнату, он швырнул джампер в одну из каминных труб и следом нырнул туда сам.

Дети ужасно испугались, увидев солдат, выставивших ружья из окон кукольного дома, и паровоз, лежащий на крыше. Люси подумала, что это сделал Артур, а Артур — что это сделала Люси. И они даже немножко поссорились. Потом Артур сказал, что это не мог быть он — его же целый день не было дома. А Люси напомнила, что и её не было тоже.
Так кто же всё это натворил? Уж точно не Мускаточка: феи такими делами не занимаются. И не папа — папы не устраивают крушения детским паровозикам.
— Наверное, здесь есть ещё какая-нибудь фея, кроме Мускаточки, — предположил Артур. — Плохая фея, которая устраивает беспорядок. Что-то вроде эльфа.
Дети обдумали эту мысль. Ещё год назад ни один из них не поверил бы ни в какую фею, но после знакомства с Мускаточкой они стали мыслить более широко.
— Интересно, а Мускаточка знает об этом? — сказала Люси. — Как ты думаешь, может, ей надо рассказать?
— Да, наверное, — согласился Артур. — Давай оставим всё как есть — пусть сама посмотрит, что натворил этот «кто-то». Вот она удивится, когда увидит, что из её домика стреляют солдаты.
Они оба считали его домиком Мускаточки, потому что она там всё переделала. Новые занавески, ковры, чехлы на подушки. Даже гобеленовая накидка на табурете перед пианино. И хотя дети никогда сами не видели её, они догадывались, что иногда она проводит здесь ночь, потому что в спальне стояли шлёпанцы.
Люси нашла листок бумаги, и они с братом сочинили письмо.
Дорогая Мускаточка,
мы думаем, что, пока мы гуляли, на чердак пробрался эльф. Он разбил паровоз Артура и порвал бусы Люси. А ещё он игрушечными солдатиками напал на кукольный дом. И ещё съел всё, что мы приготовили тебе к чаю. Как ты считаешь, что мы должны сделать?
С любовью, Артур и Люси.
Когда они закончили писать, Люси сложила письмо пополам и прислонила его к лежащей на комоде щётке для волос.
— Надеюсь, она сделает что-нибудь, чтобы это прекратилось, — сказала Люси.
— Я тоже надеюсь, — согласился Артур. Ему совсем не нравился тот, кто разбил его паровоз.
В это самое время генерал испытывал значительный дискомфорт. Его угораздило нырнуть в каминную трубу гостиной, самую длинную из всех. Джампер с грохотом свалился на каминный коврик, но сам генерал оказался слишком толстым и застрял на полпути. Он крутился и извивался как мог, но ничего не получалось — он повис вниз головой и его живот плотно застрял между кирпичными стенками. И в этом недостойном воина положении он слушал разговор детей, приходя во всё большее негодование.
— Эльф! Это же надо! — возмущённо пыхтел он, брыкаясь изо всех сил. — Я вам покажу, как называть эльфом великого генерала Маршмауса!
Но, хотя он протестовал во весь голос, дети ничего не услышали. У мышей такие тонкие голоса, что даже их крик кажется нам чуть слышным писком. А вопли генерала к тому же заглушала каминная труба.
К тому времени, когда дети пошли вниз пить чай, генерал уже не мог даже кричать. Он посильнее втянул живот, пытаясь понять, насколько крепко он застрял. «Нет, для того чтобы протиснуться в эту трубу, мне нужно похудеть не меньше, чем на пол-унции, — грустно решил он. — А для этого придётся голодать не меньше трёх дней».
Да, это была очень печальная мысль.

4

В Натмаус-холле день протекал, как всегда, мирно. После ланча Мускаточка отправилась в специальную комнату, где обычно занималась шитьём. Она собиралась сшить бархатное платьице для одной из кукол Люси. Пузанчик же, как всегда, удалился в библиотеку.
«Сейчас возьму и хорошенько почитаю», — размышлял он, устраиваясь перед камином. Но огонь грел так славно, а пузико у Пузанчика было после ланча таким полным, что не прошло и нескольких минут, как он сладко заснул.
Во всём доме стояла тишина, слышалось только тиканье больших часов в холле. Мускаточка была поглощена работой и не заметила, как прошёл день и наступил вечер.
— Ну надо же! — удивилась она, взглянув на часы. — Время пить чай уже прошло, а я даже ещё не покрыла глазурью пирожные!
Она поспешила вниз, но по дороге заметила, что входная дверь не закрыта. «Странно», — подумала она, зная, как тщательно мистер Натмаус всегда её закрывает. И тут ей в голову пришла ужасная мысль.
— Нет, — прошептала она, — генерал не мог нарушить слово.
Но что-то заставило её выйти из дома и проверить ворота. Они тоже были открыты.
Миссис Натмаус бросилась в дом, она звала генерала по имени, но никто не отвечал. В отведённой Маршмаусу комнате его тоже не было. Нигде не было ни генерала, ни его джампера.
— Пузанчик, проснись! Ну проснись же! Генерал сбежал! — крикнула она с порога библиотеки.
— Сбежал? — сонно пробормотал мистер Натмаус, потирая глаза.
— Да, сбежал, и теперь прыгает где-то по Розовому коттеджу.
— Но этого не может быть. Он ведь пообещал, что не выйдет за ворота!
— Ох уж эти обещания! — рассердилась Мускаточка. — Он сбежал. И мы должны найти и вернуть генерала, пока его кто-нибудь не увидел.
Пузанчик поднялся и последовал за женой к выходу. Как и сказала Мускаточка, ворота были распахнуты и слегка покачивались на сквозняке. Им было слышно, как с другой стороны стены мистер Милдью разговаривал по телефону.
— Мы не можем сейчас его искать, — твёрдо сказал мистер Натмаус. — Трёх мышей заметить гораздо проще, чем одну. Генерал вернётся, как только проголодается, можешь не сомневаться. Нам остаётся только надеяться, что никто не увидит, как он скачет под буфетом.
Мускаточка согласилась, хотя последовавшее ожидание было мучительным. Они сидели на кухне, прислушиваясь к каждому звуку, но постукивания генеральского джампера так и не услышали. Прошло время ужина, а генерал так и не объявился.

— Пропустить еду — это на него совсем не похоже! — Мускаточка была не на шутку обеспокоена. — С ним наверняка что-то случилось…
— Да, пожалуй, нам придётся отправляться на поиски. Очень уж давно его нет. Но подождём ещё часок, пока все лягут спать.
— А вдруг он ранен? — волновалась миссис Натмаус. — Захвачу бинты, мало ли что…
В десять часов, торопливо выпив по чашке какао, Натмаусы отправились на поиски генерала.
Когда они пробирались под буфетом, Пузанчик держал жену за лапку — он знал, что она не любит прикосновений паутины. Мускаточка немного опасалась пауков, обитавших в Розовом коттедже, — некоторые из них были даже больше её самой. На кухне было очень темно. Занавески задёрнуты, а весь свет на первом этаже выключен.
Мистер Натмаус включил фонарик и осмотрел кухню, чтобы убедиться, что здесь действительно никого нет. Потом они принялись обшаривать каждый уголок. Они громко звали генерала, искали его в шкафах, в ящиках со столовыми приборами, в чашках и кастрюлях. Потом проверили кладовую и полки для овощей. Заглянули даже в резиновые сапоги Артура.
После кухни они тщательно осмотрели прихожую, гостиную, лестничную площадку второго этажа и ванную. Нигде не обнаружив генерала, они осторожно пробрались в кабинет и хорошенько осмотрели его — сам мистер Милдью в это время храпел на диване, крепко держа за лапу свою механическую лягушку.

— Давай-ка посмотрим в комнате у детей, — предложил наконец мистер Натмаус. — Больше ему быть негде.
Кряхтя и охая от усталости, они принялись карабкаться по лестнице на чердак. Артур и Люси уже давно крепко спали, но Пузанчик с Мускаточкой всё равно вошли на цыпочках. Убедившись, что дети действительно спят, мистер Натмаус зажёг фонарь и огляделся. Увиденное их потрясло.
— Что здесь случилось? — в ужасе воскликнула Мускаточка.
Только вчера вечером она убрала комнату, которая сейчас больше всего напоминала поле битвы.
Муж обнял её, он и сам чувствовал себя таким же растерянным. Но им и в голову не пришло, что этот разгром учинил генерал Маршмаус. Они стояли и молча смотрели на царивший кругом беспорядок. Вдруг какой-то звук заставил их подпрыгнуть от испуга. Звук был немножко похож на стон привидения — долгий, приглушённый «Аааааа!». Натмаусы замерли, навострив ушки. Несколько мгновений кругом было тихо, потом звук раздался снова, на этот раз погромче.
— По-моему, это в кукольном домике, — сказала Мускаточка. — Смотри! Дверь открыта.
Они осторожно приблизились к домику, с опаской поглядывая на игрушечных солдатиков, стрелявших из окон. Потом просунули головы в холл. Стоны начались снова, теперь уже гораздо громче.
— Это где-то там, — Пузанчик махнул лапой в сторону гостиной. Мышки на цыпочках вошли в комнату. — Смотри, — он показал на коврик перед камином, — это же джампер генерала!
И тут раздался ещё один стон, только теперь вместо «Ааааа!» ясно слышалось и эхом отдавалось в трубе «Помогиииииите!». Пузанчик скорчился в камине, посветил фонариком вверх и обнаружил прямо над собой застрявшего вниз головой генерала.
— Генерал, что вы здесь делаете? — удивился мистер Натмаус.
— Торчу вниз головой! — разозлился генерал. — Вы что, сами не видите? Торчу тут весь день. А теперь вытащите меня. Да вытащите же меня отсюда, наконец!
Генерал вытянул лапы, мистер Натмаус покрепче ухватился за них и начал тянуть изо всех сил. Потом в него вцепилась миссис Натмаус и тоже стала тянуть. Наконец генерал с грохотом свалился на каминную решётку.
— О-о-о! — жалобно застонал он. — Я уж подумал, что так и умру здесь с голоду.
— А что вы делали в трубе? — поинтересовался Пузанчик, поднимаясь на ноги.
— Прятался, — смущённо признался генерал, потирая ушибленный нос. — Я прекрасно провёл время, командуя игрушечными солдатами, а потом решил покататься на паровозе Артура. Но эта чёртова штука попала в аварию, а пока я выбирался из-под обломков…
— Так это вы устроили здесь такой тарарам? — возмутился мистер Натмаус. — Когда мы увидели весь этот беспорядок, то решили, что сюда ворвались крысы. А это, оказывается, ВЫ! Хорошенькое дело! Вы нарушили своё честное слово, потом явились сюда и разбросали все игрушки Артура и Люси! Разве такое поведение достойно офицера и благородного мыша?
Ожидавший сочувствия генерал разозлился. Но, прежде чем он успел сказать хоть слово, мистер Натмаус подхватил его под руку и повёл к дверям.
— Прошу прощения, генерал, — твёрдо заявил он, — но вы возвращаетесь в Натмаус-холл, под домашний арест.

5

Мистер Натмаус повёл своего негодующего арестанта к дверям, а миссис Натмаус заметила на комоде адресованное ей письмо. По свисающим из ящиков носкам, колготкам и свитерам она проворно вскарабкалась на комод.
Мускаточка боялась, что дети заметили генерала, прежде чем он прыгнул в каминную трубу, и очень хотела знать, что в письме. Но, прочитав его, она сразу успокоилась.
— Эльф? — хмыкнула она, читая при свете будильника Люси. — Так они думают, что генерал Маршмаус — эльф. Ох, что же будут говорить мыши у нас в деревне!
Она поспешила в кукольный домик и уселась за письменный стол в гостиной, где держала почтовую бумагу. Конечно, у неё был письменный стол в Натмаус-холле, но этот она использовала, когда писала письма детям. На нём даже стояла маленькая настольная лампа, которой приходилось пользоваться в такие тёмные ночи, как эта, когда даже луны не было.
Мускаточка достала из ящика лист бумаги, обмакнула перо в чернильницу и написала следующее:
Дорогие Артур и Люси,
мне очень жаль, что гадкий эльф устроил такой беспорядок, но завтра я приду и наведу здесь порядок. Я, кажется, знаю этого эльфа и обещаю, что он больше не вернется. Вам ничего не нужно делать.

С любовью, Мускаточка.
Она положила письмо в конверт и адресовала его:
Артуру и Люси Милдью, чердак, Розовый коттедж.
(Написанные ею буквы были так малы, что дети всегда читали эти письма с лупой.) Миссис Натмаус сунула письмо в карман передника, снова взобралась на комод и пристроила своё послание на обычное место, возле щётки Люси. Потом бросилась догонять мужа, который уже довёл своего пленника до Натмаус-холла.
Натмаусы были полны решимости выполнить обещание Мускаточки и не допустить, чтобы генерал вернулся на чердак. Поэтому мистер Натмаус запер ворота, а ключ повесил на шнурке себе на шею, чтобы Маршмаус уж никак не мог добраться до него. Натмаусы полагали, что их пленник придёт в ярость, но, как ни странно, он вёл себя вполне спокойно.
В понедельник, первый день своего ареста, он немного нервничал и прыгал на джампере по бальной зале. Во вторник он уже был гораздо спокойнее, а к среде, казалось, начал получать удовольствие от тихой и спокойной жизни. Утром он помог Мускаточке приготовить завтрак, потом плотно пообедал и отправился дремать в библиотеку.
— Я так люблю эти тихие весенние деньки, — признался Пузанчик, спускаясь с гостем к ужину.
— Полностью с вами согласен, — кивнул генерал. — Тихий весенний день — это как раз то, что я люблю.
Мистер Натмаус был очень рад слышать такие слова. Но на самом деле генерал терпеть не мог тихие дни и чувствовал себя вовсе не таким довольным, как хотел показать. Втайне он по-прежнему был зол, что его держат взаперти, и мечтал снова оказаться на чердаке. Да, после своего приключения он был весь в синяках и шишках, но все его мечты были о том, чтобы снова прокатиться на игрушечном поезде Артура и пошвырять гранатами в кукольный домик. Его благонравное поведение было всего лишь уловкой, отвлекающим манёвром, пока он планировал побег. Он придумал множество смелых, но глупых способов. Выбить ворота тараном! Взорвать их порохом! Однако, поскольку у него не было ни тарана, ни пороха, эти способы вряд ли были осуществимы. Наконец, перед самым ужином, ему в голову пришла неплохая идея…
— Может, сыграем партию в скрэббл? — поинтересовался Пузанчик, когда они доели пудинг.
Генерал театрально зевнул.
— Честно говоря, меня что-то тянет в сон. Лягу-ка я лучше в кровать и почитаю какую-нибудь умную книжку.
— Хорошая мысль, — одобрил его Пузанчик, который и сам собирался заняться тем же самым. — Тогда спокойной ночи!
— Спокойной ночи, — ответил генерал и, тихонько напевая, пошёл наверх.
Однако, вместо того чтобы свернуть в свою комнату, он задержался на лестничной площадке. И как только услышал, что Натмаусы, забрав поднос со своим какао, удалились в библиотеку, он радостно съехал вниз по перилам и тихонько вышел из дома. Свой джампер генерал заранее спрятал среди клюшек для крокета, и теперь принялся прыгать на нём по чулану. Но не в направлении ворот — он знал, что они заперты. Нет, он запрыгал вокруг Натмаус-холла. Там, в наружной стене дома, было небольшое окошко. Именно через него генерал и собирался сбежать. Окно находилось слишком высоко, а стена была слишком гладкая, чтобы по ней взобраться. Но у генерала был свой необычный план.

Ухватившись покрепче за ручки, он принялся прыгать, взлетая всё выше и выше, пока не подлетел так высоко, что увидел пролетающую внизу муху. Ещё пара прыжков посильнее — и он оказался вровень с окном, отпустил джампер и двумя лапами вцепился в подоконник. Он держался за него изо всех сил и услышал, как далеко внизу на пол с громким стуком упал джампер. Дороги назад теперь не было. Сцепив зубы, генерал вскарабкался на подоконник.
«Никто не может удержать меня в плену!» — гордо думал он, глядя сверху на крышу Натмаус-холла.
Протиснувшись в щёлочку в оконной раме, он спустился на землю по веткам растений, оплетавших коттедж.
— Генерал Маршмаус снова в бою! — довольно хмыкнул он, пробираясь вдоль стены. Потом хорошенько втянул живот и прополз под кухонной дверью обратно в Розовый коттедж.

6

Мистер Милдью сидел в кухне за столом, но генерал пробрался незамеченным у него за спиной. Дети ещё не спали — их голоса доносились из гостиной. Именно на это он и рассчитывал: теперь все игруш

Оцените подборку
Развивающий журнал для детей
Добавить комментарий