Волшебник, собирающий камни

Не предавай свою мечту.

Пройдя сквозь боль и темноту,

Вернись! И радость оживёт.

Вновь испытай души полёт!

 

Солнце всё дальше протягивало длинные согревающие лучи, восходя над морем, у самого горизонта покрытым сиренево-оранжевой дымкой.

 

Они уже коснулись каменистого пляжа, прибрежных сосен и постепенно охватывали пробуждающийся город. На берег выходили рыбаки, вытаскивали свои лодки, готовили сети и о чём-то перекрикивались между собой.

 

 

Город просыпался. Но кое-кто уже давно не спал и ждал рассвета. И теперь, радостно подставляя ладони и лицо солнцу, впитывал его свет.

 

Это был Арвэл, пятнадцатилетний мальчик, который каждое утро появлялся здесь, под раскидистой сосной на Одиноком Мысу, в стороне от городской суеты. Ему нравилось собирать камни на морском берегу, омывать их в воде, подставлять лучам солнца и разглядывать неповторимый рисунок на каждом камне.

 

Камни оживали в его руках и превращались в карты неизвестных стран, волшебные дворцы и храмы, горы и фонтаны. А ещё Арвэл любил разговаривать с солнцем, как со своим близким другом. Солнце подсказывало ему, каким путём добираться до дома, если он потерялся; какие слова подобрать, чтобы спросить что-то у незнакомца, и как обойти стороной драчливых ребят. Он просто верил в то, что солнце подсказывало ему, и делал всё так, не оставляя себе времени на сомнения.

 

А теперь рассветное солнце говорило ему о чём-то новом, от чего сильнее забилось сердце, не сдерживая желания сотворить что-то прекрасное. Только вот для кого? Кто из этого суетливого города способен хоть на миг отрешиться от своих дел и взглянуть на красоту, окружающую его?

 

Арвэл вздохнул и двинулся дальше вдоль берега, пока вдруг его взгляд не уловил одинокую фигуру на краю мыса. Он подошёл поближе и увидел девочку лет семи. Она стояла к нему спиной и смотрела на море. Её длинные волосы казались золотыми в лучах солнца. Арвэл стал ждать, и вскоре она обернулась.

 

— Кто ты, и что ты здесь делаешь? — Спросила она.

 

— Я… Арвэл, — немного смутившись, ответил он, — я каждое утро здесь собираю камни и говорю с солнцем.

 

 

— А я говорю с морем, — с этими словами она неожиданно обернулась к морю.

 

Так, простояв некоторое время, когда Арвэл уже собрался идти, она обернулась ещё раз и сказала:

 

— Море говорит мне, что с тобой можно дружить. Меня зовут Аори.

 

— Красивое имя. А как ты разговариваешь с морем?

 

— Точно так же, как и ты с солнцем. Подойди сюда на самый край и смотри на волны. Слушай, что они говорят.

 

Арвэл ступил на мокрый от морских брызг камень на краю мыса и стал смотреть на накатывающие на мыс лёгкие морские волны, то и дело разбивающиеся о камни и разбрасывающие по воздуху фонтаны разноцветных брызг.

 

Поначалу он просто смотрел и слушал шум волн. Но вскоре этот шум начал превращаться в голос, а затем в песню. Казалось, эта песня бесконечна, и поёт её само море. Арвэл закрыл глаза. Он не знал, сколько времени так они стояли вдвоём, но песня почти убаюкала его.

 

 

— Море всегда поёт, — сказала Аори, будто почувствовав, что Арвэл слышит, — а иногда его можно о чём-то спросить.

 

— А хочешь, я покажу тебе морские камни? —  Вдруг вспомнил Арвэл.

 

— Камни? А что в них?

 

— В них много чего волшебного, — воскликнул мальчик и побежал вприпрыжку с валунов на берег с мелкой галькой. А потом они долго разглядывали каждый камушек и вместе придумывали сказки, зашифрованные в замысловатом узоре.

 

— А знаешь, — сказала вдруг мечтательно Аори, — как бы было хорошо построить из этих камней волшебный замок! Тогда там все сказки будут жить!

 

— Замок? Волшебный? А давай! Давай прямо здесь, среди этих сосен! Это будет наше тайное место.

 

— Арвэл! — Вспомнила вдруг с грустью Аори, — мне уже надо возвращаться в город, а то родители меня будут искать. Но ты не грусти. Завтра мы увидимся с тобой?

 

— На рассвете?

 

— Да! Я всегда здесь разговариваю с морем.

 

— Я буду ждать!

 

— Тогда до завтра! — Радостно воскликнула девочка и убежала.

 

Мальчик ещё какое-то время провожал её взглядом и вскоре сам отправился в город. Ему очень не хотелось туда возвращаться, но он втайне лелеял мечту о прекрасном замке из разноцветных морских камней. Он не знал, что отец в тот же день скажет ему отправляться вместе с ним в столицу, потому что настала пора ему обучиться какому-нибудь ремеслу.

 

«Целыми днями ты бегаешь, гуляешь где-то. Пора уже выучиться чему-то, наконец. Завтра с утра мы отправляемся. Собирай вещи», —  сказал отец. Арвэл не знал, что предпринять. Обещание прийти на рассвете, чтобы построить замок из камней, очень разгневало бы отца. Поэтому Арвэл промолчал.

 

 

Он побежал по всему городу, заглядывая во все переулки в надежде случайно встретить свою маленькую подругу, но так и не нашёл ее. Тогда он побежал на мыс и всё рассказал морю. Волнение не давало услышать снова волшебную песню, которая не кончается. Но, кажется, мальчик понял, что море услышало его. Он ждал на берегу до самого заката, прощаясь и с морем, и с камнями, и с соснами, которые сочувственно качали мохнатыми головами, а камни шелестели в волнах. И, когда он уходил, ему показалось, что море шепнуло: «Вы ещё встретитесь».

 

 

Много прошло лет, вёсен и зим. Арвэл жил теперь в столице, обучился многому, научился строить дома, но это дело всё больше не нравилось ему, и искусственные постройки не радовали глаз. И его сердце всё время возвращалось к детской мечте о небольшом красивом замке из морской гальки среди сосен, о котором знали бы только он и Аори. Он так и не узнал о том, что стало с девочкой. Несколько раз он приезжал в приморский город, но больше не видел её.

 

Арвэл стал красивым молодым человеком со светлыми разлетающимися по ветру волосами, а в глазах его будто с детства запечатлелся цвет моря. Но постепенно жизнь в большом городе брала своё, и он начал забывать свою прежнюю незамысловатую жизнь с её мелкими детскими радостями. И появились у него другие радости, вернее, удовольствия, которые давали лишь мимолётное наслаждение, никогда по-настоящему не удовлетворяя до конца. И он становился всё несчастнее, пряча свою печаль под маской показной храбрости.

 

Много женщин пленилось его красотой, силой, ловкостью и умениями. Но недолго был он с ними, всё больше забредая в тупик. И лишь иногда во сне он вспоминал чистые глаза Аори в переливах от солнечных бликов на морских волнах. А затем видел, как она убегает в радостном предвкушении встречи, которая так и не состоялась.

 

Обычно такие сны Арвэл не любил, потому что они вызывали грусть, которую уже невозможно было скрыть от самого себя.

 

«Она мечтала о волшебстве и творила волшебство. Она разговаривала с морем, и оно отвечало ей, — с грустью думал Арвэл, — и была тогда в свои семь лет во много раз мудрее, чем я сейчас со всеми своими знаниями».

 

Так катились годы. Арвэл покинул большой город и скитался по диким лесам в попытках обрести прежнего себя. Но что-то постоянно возвращало его, не давая уйти. И, наконец, он, уже взрослый мужчина, оглядываясь на свою прошлую жизнь, с содроганием увидел, что почти не помнит, что в ней происходило.

 

Но, что самое главное, — та, кого он ждал и искал, так и не пришла, и он был тому причиной.

 

И вот, забросив всё, готовый всё потерять, Арвэл поспешил в то место, где он когда-то был ребёнком и верил в чудеса. Слабая надежда на то, что чудо всё ещё может произойти, теплилась и скреблась, не давая спать, день и ночь. Он возвращался домой…

 

Как же изменился приморский городок за всё это время! Он сильно вырос, стал большим туристическим городом. Только Одинокий Мыс стоял вдалеке, пока не тронутый человеческой рукой. Арвэл шёл туда по знакомым улицам, но не мог узнать их: тут и там сновали толпы приезжих.

 

Вдруг на одной из них он заметил оживлённую толпу. Люди стояли и подолгу что-то рассматривали. Когда Арвэл подошёл поближе, он увидел стройную девушку в простом льняном платье. Её длинные золотистые волосы, как морские волны, вились до пояса. Что-то в её лице показалось ему знакомым. И он едва устоял, когда, почти того не осознавая, увидел перед собой свою маленькую подругу.

 

Какой же она стала красивой! И то, что она держала в руках, было не менее красиво — девушка продавала расшитые разноцветными нитями полотна, на которых были изображены волшебные замки на облаках, причудливые растения, единороги, взлетающие от моря к небу до первой звезды.

 

О каждом из своих полотен она рассказывала людям сказки, а иногда напевала какую-то убаюкивающую песню, мотив которой казался Арвэлу знакомым и тоской откликался в сердце.

 

— Скажите, — между тем спросил её кто-то из толпы, —  а как вы находите вдохновение для своих картин? Как к вам приходят эти образы и сказки?

 

— Когда-то мне их показал один мальчик на морских камнях, — глядя куда-то вдаль, ответила девушка, — он был настоящим волшебником.

 

 

Сердце Арвэла упало, он рванулся к морскому берегу, ловя на себе взгляд вдруг заметившей его девушки. Уже не было сомнений в том, что это была Аори. Но сколько в её голосе было грусти, когда она говорила о нём! Значит, она не забыла его! И что теперь он сможет подарить той, чьи руки создали столько волшебства? Мысли судорожно метались в голове. Он думал, что потерял что-то очень важное.

 

Арвэл не заметил, как выбежал к морю, и ноги сами понесли его на Одинокий Мыс. И чем быстрее он бежал, тем больше ощущал, как возвращаются к нему прежние силы и краски становятся более яркими.

 

Он остановился на краю мыса, как и тогда, глядя на набегающие волны. Он закрыл глаза и вдохнул полной грудью морской воздух. Сколько же потребовалось лет, чтобы просто вернуться сюда и снова стать пятнадцатилетним мальчиком, который верит в чудеса! Он не двигался, впитывая всем своим существом шум моря, который заполнял его, очищая и избавляя от прожитых лет.

 

И вдруг он услышал песню, которая никогда не кончается. Именно этот мотив напевала Аори, и Арвэл снова научился слышать! Всё внутри него встрепенулось в стремлении сотворить что-то прекрасное, и он вспомнил, что именно об этом ему говорило солнце. Теперь он знал, что пришла пора исполнить мечту маленькой Аори. Он обязательно построит волшебный замок из камней и приведёт в него ту, мысли о которой всё больше согревали доселе незнакомым теплом.

 

Он забыл о сне и усталости, о еде и питье. Он собирал камни, но не простые, а красивые, с замысловатым рисунком, который оставило море как путеводитель к какой-то неповторимой сказке, которую лишь ребёнок сможет прочитать. Он представлял, сколько времени и сил вложила Аори во все свои полотна, поэтому не спешил. И, хоть сердце его рвалось к ней, он не давал себе послабления и не бросал начатое дело, воплощая замок из своей детской мечты. Но и это показалось Арвэлу недостаточным. Так хотелось поделиться своим открытием с другими!

 

 

Однажды, когда он шёл по берегу, собирая камни, он увидел ребёнка, наблюдавшего за ним. Мальчику было явно интересно, чем это занимается взрослый мужчина, и Арвэл решил подойти к нему сам.

 

— Что это ты скучаешь один, не купаешься? — Обратился к ребёнку Арвэл.

 

— Мне запрещают купаться, потому что я заболел. А вы что делаете?

 

— Я собираю сказки. Они излечивают любую болезнь.

 

— Правда? Но ведь это же камни!

 

Арвэл улыбнулся, окунул в воду иссушенный солнцем камень и показал мальчику замысловатый рисунок, заискрившийся в лучах солнца.

 

— В любом камне хранится своя сказка. Смотри! Вот это — дворец, а в нём царевна. Она ткёт покрывало и смотрит в окно на корабли. А царевич не там, он совсем близко, скачет по полю на коне, видишь? Он скоро станет её мужем.

 

— А что он сделает, чтобы добиться руки царевны? — Спросил ребёнок, мгновенно включившись в сказку.

 

— Он построит для неё волшебный замок, который будет живым.

 

— Как это?

 

— А вот так! — Сказал Арвэл, взяв ещё один камень. Он рассматривал каждый из них, прежде чем положить в сумку, будто знакомился с ними.

 

— Вы тоже строите замок? — Не унимался мальчик, — а можно я помогу?

 

— Да. Только ты должен разгадать сказку, изображённую на каждом камне.

 

Это занятие показалось мальчику настолько интересным, что он вскоре быстро выздоровел и рассказал другим детям, игравшим на берегу, о странном волшебнике, собирающем камни. И дети стали ходить вместе с ним, помогая идти к его заветной мечте.

 

Однажды, когда Арвэл возвращался с полной сумкой камней, чтобы выложить ещё одну часть башни, он увидел рядом с входом в замок небольшую клумбу, огороженную камнями, в которой росли розы, а рядом лежала корзинка со свежими фруктами. Было видно, с какой заботой и нежностью чья-то женская рука постаралась привнести что-то живое в его каменный замок. Он вдруг испугался, что Аори узнала о его замке прежде, чем он будет достроен, но что-то возликовало внутри, ведь он вспомнил, что этот замок они собирались создавать вместе.

 

Весь последующий день он строил, не отходя далеко от замка, но никто не появился поблизости. Вскоре у Арвэла закончились камни, и он снова пошёл собирать их. Когда он вернулся вечером, его ждала ещё одна клумба с розами и ряд камней, окруживший замок по периметру. Было ясно, что Аори решила посадить там что- то ещё, и поэтому он натаскал туда земли, отложив строительство на потом.

 

Арвэл много раз пытался выследить её, но тщетно, будто она знала, когда следует приходить, а когда нет. «Пусть будет, как будет», — решил тогда он и продолжил работу, близящуюся к завершению.

 

 

Замок был невиданной красоты, с башнями, мостиками через ручей, впадающий в море, а вокруг него росли маленькие сосны. Кое-где стены были украшены ракушками и кусочками цветного стекла, выловленного из моря. Но самое удивительное было внутри. Там, на большой стене, Арвэл выложил целую картину: мальчик и девочка стоят на краю мыса, взявшись за руки, и смотрят на восходящее солнце.

 

И вот замок был готов. Недоставало только чего-то, и Арвэл не понимал, что ему делать.

 

На следующее утро, проснувшись на рассвете, Арвэл вышел на мыс поприветствовать солнце. И в лучах восходящего светила стояла она, прекрасная и сияющая, как будто не было такого громадного промежутка времени до этой встречи. Она обернулась, будто ожидала увидеть Арвэла. Он подошёл и взял её за руку. Всё в один миг наполнилось солнцем, пролившим свой свет через тысячи открывшихся дверей. Он поцеловал её руку и увидел две слезы на её глазах.

 

— Ты пришёл вовремя, Арвэл. Ты пришёл, когда я уже перестала верить. Только дети мне помогли. Они очень хотели, чтобы сказки продолжали жить.

 

— Я долго блуждал, Аори. Как хорошо, что ты дождалась меня… Пойдём, я покажу тебе кое-что! Только закрой глаза!

 

Арвэл взял маленькую руку своей возлюбленной и повёл её в замок. Он велел ей открыть глаза перед той стеной, где была изображена их первая встреча. И будто растаяли остатки печали и сомнения в её взгляде, наполненном необыкновенным теплом и благодарностью.

 

— Неужели это он, наш замок?

 

— Да, это он! Это наше тайное место, о котором не знает никто, кроме нас!

 

— Никто, кроме нас? Ты разве так хочешь, Арвэл?

 

 

И тут он понял, чего не хватало ему, — тех, кто мог бы тоже прочитать сказки, запечатлённые в камнях. Ведь именно тогда они оживают, когда находится тот, кто готов прочитать их!

 

И на следующий же день Арвэл и Аори позвали в замок тех детей, которые помогали строить его. Дети были в восторге, и вскоре сами под руководством Арвэла учились делать из камней сказочные фигуры, изображённые на полотнах Аори. И всё больше детей и взрослых начинали понимать, что такое настоящие чудеса. Ведь самый сильный волшебник — это маленький ребёнок, который ещё не потерял веру в то, что чудеса возможны и что он сам способен творить их.

 

Анна Филатова (Алеан)

http://www.proza.ru/2015/01/10/2363