«Хрустальные» картины Александра Маранова, или Сияние Незримого мира

Александр Маранов — художник-космист.

Каждый холст Александра безоблачно чист.

Льётся свет от картин к закоулкам Души.

Можно вечность смотреть!

Так холсты хороши.

В мир духовный они открывают нам дверь.

Что за этой чертой?

Загляни и проверь!

Дорогие ребята, сегодня я хочу рассказать вам о творчестве удивительного, совершенно необычного художника-космиста и что замечательно, — нашего современника Александра Маранова. Однажды мне посчастливилось побывать на его персональной выставке в Москве, в Музее Николая Константиновича Рериха. Имя Маранова мне уже было хорошо известно, его картины я видела в интернете, и они своею необычностью, оригинальностью, искрящимся Светом и завораживающей красотой вызывали восторг, внутренний трепет и просто восхищение. Но когда я, ребята, прикоснулась к искусству художника в реальности — описать то, что произошло в моей Душе, просто невозможно!

 

Картины просто ошеломляют. Да, такую красоту мог создать только большой мастер с огромным чувством интуиции. Это настолько самобытно, настолько глубоко и потрясающе, что кажется невероятным.

Художник воссоздаёт на своих полотнах тонкий мир, окружающий нас. Он есть, он существует рядом с нами, но пока недоступен нашему видению и пониманию.

 

Многие экстрасенсы видят его, многие учёные уже пришли к открытию тонкого мира и пониманию его законов; может быть и кто-то из вас, ребята, видит этот прекрасный мир, окружающий нас, но для основной массы людей он остаётся пока недоступным.

 

Так вот, созерцая полотна Александра Маранова, я переместилась в совершенно иную реальность — тонкую, прекрасную, сияющую, где главным действующим лицом является СВЕТ! Не реальный, физический свет, а Свет духовный, который является основной творческой силой Космоса, Свет, которым пронизано всё наше существо, но видеть который могут пока только избранные.

 

 

 

Картины Маранова светящиеся, пульсирующие, живые, переливающиеся разными красками и очень-очень гармоничные.

 

На вопрос — как обычный, бесспорно, талантливый художник, который раньше писал «материальные» картины (как он сам выражается) пришёл к совершенно другой манере письма — стал изображать тонкие миры, Александр Маранов отвечает:

 

 

 

— Это произошло совершенно неожиданно в 1992 году. Я оказался в состоянии депрессии и духовном кризисе. Представьте себе: человек лежит один в тёмной комнате, где тускло горит свеча, и не знает, что ему делать, — он уже не может жить по-старому, но ещё не знает, как жить по-другому. Это был очень тяжёлый момент в моей жизни. Я обратился за помощью к Высшим Силам.

 

И вдруг в углу комнаты я увидел светящуюся точку, она всё приближалась и приближалась ко мне, а свечение всё разрасталось. Душа замерла, и сразу наступило успокоение. Я вошёл в этот Свет, он накрыл меня полностью. Всё вокруг было охвачено Светом, затем всё постепенно начало приобретать формы — я увидел окружающий мир и людей, состоящих из Света. И вот тогда я услышал свой внутренний голос, который сказал, ЧТО я должен писать и КАК писать. И сейчас, когда я пишу свои картины, я опять вхожу в это состояние и ВИЖУ свою новую работу. А потом просто переношу её на полотно.

 

 

 

Как рождаются образы, запечатленные в картинах? Иногда под впечатлением произведений художественной литературы. Например, картины «Колыбельная» и «Маргарита» были написаны после серьёзнейших раздумий над «Фаустом» Гёте. Многие работы родились под музыку Баха, Вивальди, Чайковского.

 

 

 

Я выключаю свет, закрываю глаза и отдаюсь на волю музыкальных волн, сантиметр за сантиметром «просматриваю» свою будущую работу и, пока она не явится внутреннему зрению как нечто целое, во всех деталях, с законченной композицией, не встаю к холсту. Иногда для этого нужен не один месяц.

Так, триптих «Сияние» (триптих — это произведение искусства, состоящее из трёх картин) начал писать под органные симфонии Баха ранней весной, а когда закончил, уже ноябрьский снег лежал. Что было за эти шесть месяцев — не помню, время пролетело, как несколько дней…

 

Задача художника, считает Александр Маранов, — приоткрыть тайну, позвать за собой в долгий духовный путь возрождения через истинную красоту и гармонию этого мира…

 

 

 

Очень точно сказано в книге отзывов одним из посетителей выставки художника: «Искусство Александра на грани двух миров, двух миросозерцаний: духовного и телесного. Это зов из духовного мира человека и, одновременно, это и сам его внутренний мир в прекрасных цветопространственных образах. Это — искусство будущего».

 

А вот что сказал сам художник о цели своего творчества: «Я мечтаю передать людям красоту сияния, которое спасло меня и ввело в чудесный мир Красоты и Нежности, того, чего так недостаёт сейчас человеку и к чему он так стремится…».

 

А теперь, ребята, предлагаем вам полюбоваться творчеством этого удивительного и замечательного художника.

Подготовила Ирина Вильховая

 

Александр Маранов

 

 

Член Союза художников Узбекистана и Международной Федерации художников при ЮНЕСКО. С отличием окончил художественное училище имени П.П. Бенькова и Ташкентский государственный театрально-художественный институт им. А.Н. Островского.

 

Участвует во всесоюзных и зарубежных выставках. Работы Александра Маранова находятся в музее Н.К. Рериха (г. Москва), музее Востока (г. Ташкент), Академии художеств (г. Ташкент), корпоративных и частных коллекциях в России, США, Германии, Испании, Хорватии, Франции, Швейцарии, Италии.